Сошедший во ад, победил ад
(О Туринской Плащанице)



Святые евангелисты Матфей, Марк и Лука свидетельствуют, как Иосиф Аримафейский, тайный ученик Христа, вместе с Никодимом сняли Тело Христово с креста, обвили Его пеленами с благовониями и погребли, как обыкновенно погребают иудеи, в новом высеченном в скале склепе.
    Святой Иоанн Богослов дальше повествует, как они с Петром вошли в гроб по истечении 36 часов и не нашли там Распятого, лишь пелены лежали отдельно. В одной из древних церковных служб Страстной субботы прямо говорится «о свежих отпечатках на полотне Усопшего и Воскресшего». Эти-то пелены и называются Плащаницей.
    Это длинный кусок (4,36х1,1 м) очень древнего, прекрасного качества дорогого домотканого полотна, на котором вырисовываются два отпечатка человеческого тела во весь рост – тела, жестоко израненного, избитого, замученного.
    Отпечатки тела золотисто-коричневого оттенка имеют все характерные свойства точного фотографического негатива. Все анатомические и физиологические подробности так научно точны и детальны, как могут быть только на фотографии. Отпечатки расположены головой к голове, так как полотно покрывало тело спереди и сзади, перекидываясь через голову. Всё тело было покрыто Плащаницей, и всё запечатлелось на ней.
    По преданию, Плащаница хранилась сначала у апостола Петра, а затем преемственно передавалась от ученика к ученику. Во времена гонений на христиан её тщательно прятали, так как римляне стремились уничтожить все христианские святыни. Когда же христианство стало открытым вероисповеданием, Плащаница оказалась в Константинополе. В V веке её помещают в Базилику Пресвятой Богородицы во Влахерне. Во времена иконоборческих гонений на христиан Плащаница оказывается в Иерусалиме. Затем опять возвращается в Константинополь, где в определённые дни выносится для обозрения и поклонения народу, издавая благоуханные ароматы. Издали казалось, что отпечатки складываются в мужскую человеческую фигуру. Вблизи же этот эффект исчезал.
    После разгрома Константинополя крестоносцами Плащаница оказывается в Европе, но одновременно с подлинником обнаруживаются и несколько копий Плащаницы. И все-таки особым почитанием была отмечена одна, которая хранилась во Франции, под Парижем. Затем по благословению святого старца она была перенесена в Турин, где и пребывает поныне. Отсюда и название её – Туринская Плащаница.
    Сомнения в её подлинности, конечно, были. Так, в 1508 году для того, чтобы доказать, что эта Плащаница подлинная и на ней нет следов краски, её долго варили в масле, а затем тёрли на площади в присутствии народа. Но изображение контуров человеческого тела сохранялось.
    Плащаница трижды горела – один раз в Константинополе и дважды в Европе, но существенно не пострадала, хотя и ремонтировалась, латалась в средние века.
    И вот в конце XIX века, когда наука, казалось, вытеснила собой религию из умов и сердец многих, во время выставки религиозного искусства в Турине Плащаница была сфотографирована фотографом-любителем Секондо Пиа. Он сделал два снимка на больших пластинках 50х60 см и во время проявления, по его собственным воспоминаниям, оцепенел... На негативной пластинке вдруг предстал перед ним на тёмном фоне позитивный фотографический портрет величественного лика с ясным выражением спокойствия и благородства. Всю ночь он просидел перед чудесным портретом, осознав, наконец, что сама Плащаница, видимо, представляет собой фотографически точный негатив, причём необыкновенного духовного содержания. Сам Христос, только что снятый с креста, внезапно оказался среди нас. Он открылся не только Своим чётко выраженным обликом, но и всем Своим Телом, хранящим следы побоев, издевательств и казни.
    На более поздней фотографии отчётливо видны все раны, кровоподтёки, вырванные усы, перебитая переносица и другие увечья. Господь как бы напомнил о себе забывшемуся человечеству. Моментально вспыхнул огромный интерес к Плащанице: как это всё физически могло произойти?
    Многочисленные эксперименты показали, что если из алоэ и смирны сделать благовоние и отирать им тело покойника, а затем обернуть в полотно, отпечатки действительно получатся, но они не будут иметь никакого правильного телесного контура, лишь размазанные пятна, карикатурные силуэты, в зависимости от того, где прикасалась ткань. Уже в нашем веке Плащаницу стали исследовать самым тонким и тщательным образом. Вот что установили эти исследования.
    Во-первых, свидетельство времени. Исследователи установили, что это очень древняя ткань с особым переплетением, так называемым «дамаск», которая была в употреблении только до I века, в средневековье секрет её был утрачен. Второе указание на время – «лепта Пилата». Эта монета была положена на глаза Христа и отпечаталась на Плащанице очень отчётливо, так, что смогли выявить орфографическую ошибку в гравировке. Нумизматы нашли ещё несколько таких монет, которые точно указывают на время, – это I век Рождества Христова.
    Теперь географическое свидетельство. Исследования пыльцы на ткани обнаружили остатки 49 видов растений, из них 12 растут только в Южной Палестине, в пустыне бассейна Мёртвого моря.
    И, наконец, самое главное свидетельство – Плащаница досконально подтверждает Евангелие. Она документально иллюстрирует все свидетельства Христовых страстей, уточняет и являет их страшную конкретность. Криминалисты утверждают, что если бы подобная окровавленная Плащаница была найдена, то её непременно отправили бы в судебно-следственные органы для того, чтобы установить обстоятельства зверского убийства, о котором она свидетельствует. Она, как доказательство содеянного,  у специалистов не вызывает сомнений.
    И всё-таки более значительно, что перед нами не простой отпечаток, а личное свидетельство Самого Христа. Плащаница запечатлела на себе то, что Он Сам записал для нас. Это подлинная картина страданий и смерти и одновременно комментарий к лаконичным словам Евангелия. Раскрыт точный смысл каждой евангельской фразы с ужасающей ясностью. Плащаницу назвали Пятым Евангелием, так как она несёт весть не только о смерти, но и о победе над смертью. Отпечатались многочисленные кровоподтёки и сгустки крови, ссадины и раны, но неким таинственным образом Плащаница не присохла к этим ранам, но отделилась от тела, которое обрело новую жизнь.
    Свидетельства о несении креста, о падениях на этом страшном последнем пути на Голгофу, свидетельства о терновом венце, о том, как, чем били и кто бил перед казнью, свидетельство о распятии рук и ног, о прободении копьём. Свидетельство о смерти и о последних словах перед смертью...
    Медицинские заключения по Плащанице поражают. Нам, конечно, трудно представить ту меру звериной жестокости, которую принял на себя Христос. Причём принял ни за что, никакого греха не было на Нём. Страдания Его добровольны, и когда мы воочию видим их, как на Плащанице, начинаем чувствовать святую любовь Божию к людям. Из какого огня страдания и муки были произнесены слова: «Отче! Прости им!». Исторические и научные подтверждения подлинности Плащаницы подкрепляются подлинностью наших переживаний. Образ Христа евангельского и Христа Плащаницы тождествен.
И учёные во множестве своих заключений приходят к одному – доказательства жизни, смерти и воскресения Христа неопровержимы. Многие в процессе исследования становились верующими. Не о них ли пророчески сказано в Евангелии: «блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29)? Не видев Самого Христа, они обрели Его Нерукотворный Образ на Плащанице.
    И последнее доказательство Воскресения – радиоизотопный анализ. Это современное исследование, позволяющее по содержанию углеродного изотопа С14 определять возраст различных предметов. Плащаницу исследовали таким способом, и вдруг оказалось, что она сильно «моложе», то есть принадлежит XIII-XIV веку. Опять смущение умов, опять злостные порицания недоверчивых. Но вдумаемся в суть результата.
       Измерив концентрацию радиоуглерода в древнем органическом материале и сравнив данные с концентрацией этого изотопа в современной атмосфере, можно, казалось бы, без особых проблем рассчитать возраст образца. Но данные той же науки говорят, что содержание данного изотопа С14 в природе стремительно растёт. Оно увеличивается после термоядерных взрывов и в зонах радиоактивных материалов. И в этих-то зонах определение возраста приводит к заметному «омоложению».
    Кроме того, изменение солнечной активности влияет на содержание этого углеродного изотопа. Изучая годичные кольца деревьев этим методом, рискуем получить колебания возраста, противоречащие естественному росту дерева, то есть по изотопным исследованиям сначала могут быть более молодые слои, затем более древние, затем опять молодые, что, конечно же, невозможно.
    Возвращаясь к нашей проблеме, следует поразмыслить: о чём же свидетельствует это большое количество изотопного углерода в Плащанице? Есть одно важнейшее событие, которое нельзя упускать, – это Воскресение Христово. Ещё в 1977 году учёными была высказана гипотеза, что изображение на Плащанице получилось в результате своего рода термоядерной вспышки, происшедшей в момент Воскресения. Подобный факт был отмечен в Хиросиме, когда в момент ядерной вспышки зафиксировались «постоянные тени» на зданиях. Плащаница несёт на себе следы необычайного процесса, не видимые простым глазом. Резкое обогащение полотна изотопным углеродом и является, с точки зрения естествоиспытателя, вероятнее всего, следствием излучения в момент Воскресения Христова. То есть, желая определить возраст и подлинность, мы получили ещё одно драгоценнейшее свидетельство главного чуда Христа – Воскресения.
    Апостол Пётр в день пятидесятницы говорил: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели» (Деян. 2, 32). И самый центр всей проповеди христианской есть весть о Воскресении. Она-то и есть Благая весть. «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша», – говорит апостол Павел. «Он явил Себя живым по страдании Своём со многими верными доказательствами», – пишет апостол Лука. И апостольское свидетельство, и свидетельство учёных объединяются в едином возгласе: Христос Воскрес! Он не просто восстал из мёртвых, он воскрес в Новое Тело. Переход от одной плоти в плоть другую сопровождался какими-то молекулярными и атомарными процессами. Они неизвестны нам. Но факт Воскресения неопровержим. И он есть начало Новой жизни, причём не только жизни Христа, а и всех людей. Он – первый из мёртвых, который восстал, но за ним восстанут остальные.
    Вот что мы празднуем в День Святой Пасхи: Воскресение Христа, бывшее некогда в Иерусалиме, и наше всеобщее воскресение, которое будет повсеместным, как говорит в своём Слове на Пасху святитель Иоанн Златоуст.


На заглавную страницу